Начался суд по «отнятию стадиона «Машиностроитель»

Начался суд по «отнятию стадиона «Машиностроитель»

В ходе судебных разбирательств арбитражная Фемида заинтересовалась «объективной причиной» попытки возврата спортивного объекта в областную казну, на что получила ответ о наличии «грандиозных планов» превращения стадиона во «вторые Лужники» или, на худой конец, аналога «Зенит-арены». Однако ответ на вопрос о реальной готовности собственника – не только в мечтах, но и в финансовом смысле – к «перевоплощению стадиона» был чрезмерно невнятен. «Маниловщина какая-то», – высказал свою точку зрения юрист Ян Чеботарев, представляющий интересы завода.

Когда площадь не соответствует длине

Впрочем, старт, как и финиш, судебных разбирательств «областных претензий к заводу» произвел бы на возможных зрителей процесса «неизгладимое впечатление», но мало соответствующих «серьезности и строгости», свойственных обычным судебным процедурам.

Так, истцом в заседание был приглашен специалист, разъяснивший суду «некую поспешность» требований Минимущества, изложенных в качестве основных причин расторжения договора. Например, отсутствие травяного покрытия стадиона конце декабря 2022-го и в марте текущего года, что было определено правительственной комиссией как «несоответствие нормативным правилам содержания стадиона». А также уточнил, что и апрельские выводы проверяющих, увидевших «нарушение» в не скошенной на игровом поле траве, вряд ли могут служить объективным основанием для расторжения договора. Так как ежедневное выкашивание пагубно скажется на естественном покрытии стадиона в виду «неуспевания травы отрастить корни».

Кстати, поле «Машиностроителя», имеющего не искусственное, а натуральное покрытие, является особой гордостью заводчан, так как «травяная основа» сегодня большая редкость для спортивных площадок в виду затратности и кропотливости их содержания (хотя все спортсмены утверждают, что «трава дает лучшие результаты»). Заводчане же сравнивают свой стадион с полями теннисного Уимблдона и ведущих гольф-клубов.

Также в процессе «поэтапного разбирательства правительственных претензий», было установлено, что утверждение о «неиспользовании стадиона» было, мягко говоря, ложным, что подтверждалось протоколами футбольных игр, завизированных РФСом. А «непонятное деревянное сооружение», построенное без согласования с собственником, оказалось всего лишь безобидной защитой пожарного гидранта.

Быстро потеряла актуальность претензия об отсутствии документов на обслуживание дренажной системы, которая, как оказалось, с момента ее установления в 50-х годах прошлого века представляет собой сеть перфорированных труб, которые заменяются по мере поломки. Также было опровергнуто заявление о ненадлежащем санитарном состоянии стадиона (в процессе декабрьской и апрельской проверок были обнаружены пустые бутылки и «бычки») путем предоставления фотоматериалов и договором с «Купритом» о вывозе ТБО.

Не нашло судебного понимания и сочувствия заявление «правительственного ответчика», что проведенная весной проверка всех городских стадионов выявила на «Машиностроителе» «самое ужасное состояние трибун». Что также «отрицалось документально», но в большей степени вопросом юриста: навещали ли проверяющие стадион «Трудовые резервы», где апофеозом административной бесхозяйственности являются разрушенные 25 мая 1968 года взрывом трибуны, пребывающие в «ненадлежащем состоянии» более 55 лет.

Но, безоговорочно, самым потрясающим «правительственным антре» были разборки о потерянном стадионном заборе, переданном заводу собственником в количестве 404 квадратных метров. Не обнаружив документально заверенной «заборной длины», юристы, получающие зарплату в «сером доме», отказывались принять на веру документ о том, что ограждение определенно претерпело изменения, но не в сторону злонамеренных потерь, а более чем двукратного увеличения.

Возможно, что «заборные препирательства» не прекратились бы до сих пор, если б «главным областным знатокам юриспруденции» не объяснили отдельно, что квадратные метры – это вам не погонные. И не стоит искать площадь забора в его длине. Правда юрист Чеботарев, не сдержавшись, риторически спросил: «Кому доверяем управлять имуществом области»?

Следующее судебное заседание назначено на конец сентября.

Adblock test (Why?)

Leave a Reply